Экология визуальной среды города

Экология визуальной среды города

Экология визуальной среды городаЭкология визуальной среды города. доктор биологических наук, Московский центр «Видеоэкология» fi I i [email protected] vi deoeco I од у, со m. Экология визуальной среды города. Окружающая среда города, необходимая человеку для полноценной жизни, оп­ределяется рядом компонентов, среди которых основным была и остается визуальная среда, та среда, которую городской житель воспринимает через орган зрения или, проще говоря, все то, на что мы смотрим глазами. Во все времена человек старал­ся и по сей день старается вы- брать дня своего поселения самые красивые уголки природы. Одна­ко в наше время это практически невозможно для множества лю­дей, поскольку большая часть на­селения проживает в городах — в урбанизированной визуальной среде, характеристики которой все больше и больше отличаются от естественной среды. По нашим данным, визуальная среда многих городов ухудшается. год от года. Это связано с тем, что изменяется набор конструктив­ных элементов, используемых в архитектуре жилых домов, офис­ных и промышленных зданий, зданий школ, больниц и т. п. ^ Новое научное направление о визуальной среде было названо нами ьидеоэкологией. Видеоэко­логия — это область знания о вза­имоотношениях человека с окру­жающей визуальной средой. Изу­чение механизмов зрительного восприятия и, в частности, изуче­ние механизма движений глаз длилось 40 лет. Регистрация дви­жений глаз осуществлялась при помощи фотоэлектронного при­бора. На рис. 1 xopoiuo видно, что движение глаз состоит из медлен­ного и быстрого компонента. Быстрые движения глаз получили название саккад. Саккад доволь- но много — примерно две за одну секунду. Это значит, взор перено­сится с одной детали на другую через каждые полсекунды. На записях измеряли три пара­метра: амплитуду саккад, интер­вал между саккадами и ориента­цию саккад. Обработка данных показала, что распределение ин­тервалов между саккадами при разных условиях имеет много об­щего (рис. 2). Все 5 кривых совпа­дают во всем диапазоне, а их мак­симумы находятся в диапазоне от 0,2 до 0,6 с. На основании этих данных нами была сформулиро­вана концепция об автоматик саккад. Автомагия саккад — это непроизвольные движения глаз, совершаемые через 0,2—0,6 с. Ритм следования саккад обуслов­лен деятельностью структур моз­га. Автоматия саккад по своей природе напоминает автоматик) Рис. 1. Типичный образец записи движений глаз (горизонтальная составляющая) при фиксации испытуемым (правый глаз) неподвижной точки. Верхний канал — правый глаз, нижний — левый. Отклонение луча вверх соответствует движению глаз вправо, вниз — влево. Вертикальная линия — калибровка 1 угл. град.; горизонтальная — время 1 с; t — интервал между саккадами; А — амплитуда саккады. Левая и правая стрелки соответствуют левому и правому глазам; точка и линия над стрелкой — фиксирующий и регулируемый глаз соответственно. сердца или автоматию дыхания (Филин, 2002). Архитектор должен быть зна­ком с законами зрительного восприятия и должен знать об ав-томатийной природе движений глаз, потому что после каждой. ^ 0,2 1,0 1,8 2,6 t Интервал между саккадами, с. Рис. 2. Распределение интервалов между саккадами при различных условиях наблюдения: красная и зеленая кривые — во время быстрого сна младенцев и взрослых соответственно (обработано 470 и 2343 интервала между саккадами, 7 и 3 испытуемых); бордо и голубая — фиксации неподвижной и мнимой точек соответственно (обработано 2362 и 1215 интервалов, 11 и 8 испытуемых); синяя кривая — свободное рассмотрение картины (обработано 2000 интервалов, 5 испытуемых). саккады глазу необходимо за что-то «зацепиться». Следовательно, в архитектурных объектах число таких «зацепок» должно быть в достаточном количестве. Жителей города беспокоят все вопросы экологии, в том числе и загрязнения визуальной среды. По нашим данным, визуальную среду города загрязняют в основ­ном гомогенные и агрессивные визуальные поля. ^ Гомогенные визуальные поля — это визуальные поля, на которых либо совсем нет видимых элементов, либо их очень мало. К сожалению, во мно­гих современных городских объектах число видимых элементов год от года сокращается. В городе человек до­вольно часто встречает, к примеру, го­лые стены зданий (рис. 3). На такой стене недостаточное число элементов для фиксации взора после саккады. Как правило, в этой ситуации чело­век испытывает психологический дискомфорт. Движения глаз резко увеличиваются по амплитуде, потому что глаза «ищут», за что бы «зацепить­ся» на стене, но в отсутствие видимых деталей ничего не находят. Чаще все­го человек просто отворачивается от такой голой стены. Желание отвернуться от голой поверхности, можно сказать, яв­ляется врожденным. Опыты по­казывают, что младенцы не любят смотреть на гомогенные тесты. (рис. 4). Реакция грудных детей указывает на гораздо большее значение формы и структуры по сравнению с цветом и яркостью предложенных объектов. Даже в самом раннем возрасте дети предпочитают смотреть на объек­ты, обладающие видимой струк­турой. На сложные фигуры дети смотрят в 4 раза дольше, чем на однотонные поверхности такого же размера. Эти данные ясно показывают, как велико значение структуры объекта в зрительном восприятии. Детские комнаты должны быть насыщены яркими предметами, создающими необходимые усло­вия для работы глаз и, в частнос­ти, для работы автоматии саккад. К сожалению, архитекторы приумножают число гомогенных полей в городах. Гомогенные по­ля появляются за счет голых тор­цевых стен, окон, стеклянных плоскостей большого размера, сплошных заборов, асфальтовых покрытий и крыш. Аналогичным образом происходит гомогениза­ция среды в интерьере. Она начи­нается с однотонной гладкой две­ри, продолжается в однотонных голых стенах, в полированной мебели и в однотонном пластике на кухне. Длительное пребывание в го­могенной среде пагубно отража­ется на автоматии саккад. В част­ности, работа в шахтах приводит к нарушению ориентации саккад у шахтеров: большая часть саккад становится ориентированной в одну сторону. Впервые этот факт был зафиксирован около 100 лет назад в Великобритании.* Это профессиональное заболевание получило название «углекопный нистагм». Впоследствии оно бы­ло выявлено в Германии, Фран­ции, России. Теперь, когда в шах­тах стало больше оборудования, повысилась освещенность, число. * Еланцев Б.В. Нистагм горнорабо-чих//Труды Томского гос. мед. ин-та, 1938. Т. 6. С. 167-201. http://www.ecolife.ru. рых ранее воспитывали в затем­ненной комнате, что в крестьян­ских семьях случалось довольно часто. ^ Рис. 3. Гомогенное поле большого размера, созданное торцом 20-этажного дома. гомогенных полей уменьшилось. Соответственно и углекопный нистагм встречается реже. Нарушение автоматии саккад наблюдается у слепых или сла­бовидящих, когда вся видимая среда становится для челове­ка либо полностью гомогенной (у слепых), либо более однород­ной, как при ухудшении зрения. В случае такого нарушения наб­людается подергивание глаз, хо­рошо заметное визуально за счет того, что саккады ориентирова­ны в одну сторону и увеличены по амплитуде. Подобное нару­шение возникает и у детей, кото- Объекты. Механизм нарушения авто­матии саккад в гомогенной сре­де связан с тем, что в данном слу­чае резко уменьшается обратная связь между сенсорным и двига­тельным аппаратами глаз — по­сле очередной саккады в зритель­ные центры мозга поступает слишком слабый сигнал, в ре­зультате действие (саккада) есть, а подтверждения этому действию нет. Длительная работа в таком режиме и приводит к нарушению автоматии саккад (к ориентации всех саккад в одну сторону и к увеличению их амплитуды). ^ А грессивные визуальные поля — это визуальные поля, состоящие из большого числа одинаковых элементов, равномерно рассредо­точенных на плоскости. Типич­ным агрессивным полем является большое число черных кружоч­ков, равномерно рассредоточен­ных на белой поверхности (рис. 5). Смотреть на такое поле трудно и неприятно — в глазах рябит. Аг­рессивным может быть видимое поле, состоящее из множества параллельных черно-белых ли­ний. Здание, на стене которого. ^ Дети от 2 до 3 мес. Дети старше 3 мес. Рис. 4. Продолжительность фиксации младенцами разных объектов (Fane R. Perception, mechanisms and models. Massachusetts Institute of Technology, 1972.) Рис. 5. Агрессивное видимое поле — ткань «в горошек». рассредоточено 800 окон, являет­ся типичным агрессивным види­мым полем (рис. 6). Глаз «не зна­ет», на какое окно он смотрит. Зрительный канал перестает ра­ботать в своем обычном режиме. Ничего подобного не бывает в ле­су, когда глаз «точно знает», куда он смотрит и что он видит. Если при взгляде на голую сте­ну в зрительные центры идет слишком слабый поток импуль­сов, то в этом случае, наоборот, поток импульсов огромен. Поче­му? Потому что здесь много гра­ней, притом контрастных. В этой ситуации фоторецепторы сетчат­ки глаза, в частности on- и off-системы, работают в повы­шенном режиме. Этот поток им­пульсов, достигая зрительных центров мозга, буквально «бом­бит» их. (Именно по этой причи­не мы назвали такое видимое по­ле агрессивным.) Но вот беда: этот гигантский поток импульсов не несет столь же большой ин­формации, картина ясна с перво­го взгляда. Возникает явное про­тиворечие: поток импульсов ве­лик, а информация — мала. Мозг выполняет бесполезную работу. Агрессивный облик гостиницы «Россия» наносил большой вред Кремлю, в видимое поле которо- на за незнание основных законов видеоэкологии. Однако же про­ектировщики продолжают стоя за кульманами, твори гь то же са­мое. Так происходит и в других странах (рис. 9). Думается, что к ухудшению ви­зуальной среды наших городов привели четыре причины: • революционные идеи в со­ циальной сфере и в архитектуре; • быстрый рост городов и стр о и тельной индустрии; • художественная позиция ар­ хитекторов (никто не мог бы за­ ставить архитекторов строить.